Почему самоубийство — грех?

Как моя бабушка хотела наглотаться таблеток или почему самоубийство – грех?

Баба и деда прожили в законном браке больше 50-ти лет, прошли огонь и воду рука об руку. Он – военный, она – надежный тыл, ездила по всем гарнизонам, пела в самодеятельности, работала и старалась отлично выглядеть. Вырастили двух сыновей, которые по службе уехали в другие города, где и остались.

Старики с радостью принимали нас, внучек, на месяц-другой – пока папа был в рейсе и мама сдавала сессии на заочном, а потом просто во время каникул и на праздники. Бабушка закармливала своей стряпней, дедушка учил играть в шахматы и водил гулять к озеру, кормить уток. Сыновья, невестки и внуки исправно звонили, по телефону слышали: «Все нормально! Здоровье согласно паспорту!» Шутки по поводу болячек и бессонницы – «старческая дискотека», так они называли свои подъемы в 3 часа ночи.

И вот однажды папа срочно вылетел в родной город. В телефонном разговоре пожилая мать призналась, что все совсем ненормально – дедушка был при смерти, но теперь все будет хорошо. За этими словами скрывалась ее одинокая борьба за жизнь мужа в течение месяца. Не хотела беспокоить детей, все делала сама: ездила на такси за быстро портящимися, привезенными на заказ, препаратами, дежурила в палате суки напролет после нескольких операций, сама себе делала уколы от давления и почти не ела и не спала.

«Зачем волновать моих мальчиков зря? У них свои семьи, работа… Лучше я сама.» – думала она. А между тем, медики не давали благоприятных прогнозов, и дед лежал в реанимации.

Это все мы узнали уже после, когда кризис миновал!

В какой-то момент бабуля устала от этой борьбы и переживаний. Надежды на то, что муж останется в живых, почти не осталось. Врач строго сказал ей пойти в магазин и купить себе еды, а также поспать хоть одну ночь дома – такой измотанной она была. Что делать – пришлось послушаться.

По пути домой от трамвайной остановки, в ее голове внезапно появилась четко сформулированная мысль:
«Жить не хочу, если Саша умрет. Не мила жизнь без него, столько лет вместе… Да и детям обузой буду, старуха я уже. Как позвонят, что Сашки не стало, надо наглотаться таблеток. Пусть сразу два гроба закопают, и дело с концом. А мы на том свете вместе будем.»

И такой привлекательной показалась ей эта идея, такая красивая картина похорон в воображении сложилась, такое ледяное спокойствие в разуме…
«Надо бы в аптеку зайти, купить моих таблеточек от давления, да побольше, чтоб уж наверняка…»

Но тут какая-то неведомая сила понесла ее ноги в православный храм, что стоял неподалеку. Надо сказать, что бабуля моя никогда набожной не была, на службы не ходила – советское воспитание, собственное мнение, а тут вдруг в храм зашла. А там как раз батюшка стоит совсем один, видно, молебен только закончил, или еще что-то.

Расплакалась бабушка и подошла к священнику. Тот спросил, что случилось, пригласил побеседовать.
«Батюшка, измотана я совсем. Супруг при смерти лежит, надежды никакой почти на выздоровление. Дети далеко, и ничего не знают. А я не могу жить без него, полвека мы душа в душу. Да и мальчиков моих жаль, зачем я им на старости лет одна. Решила я вот что – хочу покончить собой, лекарствами. Пусть сразу уж нас похоронят вместе…»

Не читал священнослужитель мораль про ад и то, что самоубийство – грех, не стращал гееной огненной. Он коротко сказал неожиданную для скорбящей женщины мысль:
— А вы ведь своих детей совсем не любите. Нехорошо это.
— Как это не люблю? Да я их даже не беспокоила, и от страданий лишних избавить хочу… Что вы такое говорите!
— А вы представьте, каково им будет вас мертвой найти. Да и пока жив хоть один родитель, у ребенка есть хотя бы одна ниточка, опора в этом мире. А вы хотите лишить их этого, бросить одних. На самом деле вы о себе только думаете, о боли своей. От сатаны эти мысли, не ваши. А жизнь супруга вашего – в Божьих руках, молитесь за него.

Уж не знаем, что еще говорил после батюшка, только с того момента бабулечка моя стала верующей, а вечером позвонил врач и радостно сообщил в трубку:
«Не бойся, Степановна! Дед пукнул! Заработал кишечник, выживет теперь.»

Тогда только позвонила она нам и все рассказала… Дедушка прожил еще 12 лет и умер только в этом году. Вдова его очень скорбит и тоскует, но благодарит Бога за все и верит, что встретится с мужем в вечности… Страшно подумать, что было бы, если бы она послушала тот страшный голос в своей голове.

Если и вам жить не хочется от проблем и боли душевной, приходит идея наглотаться таблеток – идите в церковь, к Богу, к искреннему священнику. К тому, кто помолится за вас, поддержит и не осудит. У Господа есть чудо для каждого человека. Примиритесь с Ним.